Киберпреступность - грузинский прокурор о вызовах и поддержке ЕС

07-03-2019

Кибер-шантаж, интернет-мошенничество, распространение частных видео, взлом частных банковских счетов и кражи - это лишь некоторые из дел, над которыми работает прокурор Мариам Гогорелиани в Прокуратуре Грузии с 2015 года.

Восточное партнерсво: Ведя борьбу с киберпреступностью - фильм на английском и грузинском языках

По словам прокурора, борьба с киберпреступностью в одной стране на самом деле невозможна, поэтому она считает "Cybercrime@EaP" важным проектом. Этот проект был совместной инициативой ЕС и Совета Европы, направленной на изучение угроз, вызовов и стратегий в области киберпреступности и электронных доказательств в регионе Восточного партнерства (ВП), а также улучшение сотрудничества.

"Иногда это сотрудничество было одним из важнейших механизмов для расследования дела", - говорит Гогорелиани.

Грузия ратифицировала Конвенцию Совета Европы о киберпреступности (Будапештская конвенция) в 2012 году. Наряду с другими обязательствами, конвенция подразумевает сотрудничество в области электронных доказательств между странами-участницами. Прокурор говорит, что участие в проекте "Cybercrime @ EaP" помогло ей легче получить поддержку, предусмотренную Конвенцией:

"Когда нам нужно получить определенные доказательства по уголовному делу, которые должны быть получены за рубежом, мы используем каналы, предусмотренные этой Конвенцией, такие как отправка петиции о международной взаимной правовой помощи указанным странам, а также используем сеть контактов которые доступны круглосуточно и каждый день, которая представляет собой сотрудничество между полицией, то есть взаимное сотрудничество между полицией стран-участниц проекта. Мы часто отправляем петиции о юридической помощи и удовлетворяем полученные петиции, которые находятся в пределах нашей компетенции".

"Благодаря этому проекту я узнала, каковы конкретные требования и ограничения, установленные различными странами, и, соответственно, я адаптирую петиции о правовой помощи согласно этим стандартам".

По словам Гогорелиани, проект позволил ей познакомиться с коллегами в разных странах, и она добавляет, что это не менее важно для получения международной поддержки в ходе расследования.

Когда мы встретились с прокурором, главным образом для обсуждения проекта "Cybercrime @ EaP", мы также спросили ее о самой острой из недавних проблем для Грузии - распространении видеороликов о личной жизни политиков и общественных деятелей. В 2019 году в Интернете было распространено частное видео грузинского политика, но следствие пока не обнаружило первоисточник утечки.

"Расследование по этому делу еще не закончено, и в настоящее время ведется уголовно-следственная деятельность по выявлению источника".

"Что касается препятствий, с которыми мы сталкиваемся, то это стандартные препятствия как в любом деле о киберпреступности. Можно загружать данные из-за рубежа, через общедоступный Интернет или на [любой] такой веб-сайт, который не сотрудничает со следственным органом и не предоставляет информацию и т. д. Причин может быть много. Кроме того, одним из сдерживающих факторов является скорость распространения, что затрудняет доступ к источнику", - говорит прокурор.

Однако прокурор добавляет, что в некоторых случаях расследовать кибер-шантаж может быть легко, поскольку преступники часто оставляют следы:

"Например, у меня было дело, когда женщина в другой стране общалась с мужчиной в Грузии, обмениваясь интимными фотографиями и сообщениями. В конце концов, мужчина попытался использовать это общение, чтобы потребовать деньги посредством шантажа".

"С нами связалась дочь женщины, и впоследствии мы опознали мужчину в Facebook. Мы задержали и приговорили его. Ему было приказано удалить из своих компьютерных систем все, что отражает сообщения, фотографии или любые другие данные, чтобы устранить угрозу их повторного использования по той же причине. В данном конкретном случае расследованию способствовало то, что у этого человека была учетная запись на Facebook с его собственным именем и фотографиями. Тем не менее, идентификация по учетной записи Facebook не всегда возможна".

"Используя ссылку на Facebook, мы получаем доступ к странице Facebook, которая идентифицирует демографические данные, например, кто этот человек, IP-адрес, используемый для доступа к Facebook, каков его/ее номер телефона; затем мы обращаемся к провайдерам мобильной связи и Интернета, чтобы определить владельца телефонного номера или IP-адреса", - объясняет прокурор.

Она говорит, что одна из главных проблем для Грузии в расследовании киберпреступлений заключается в том, что грузинское законодательство не обязывает операторов связи хранить данные, и в настоящее время сотрудничество основано на "устном соглашении".

Наконец, прокурор считает, что осведомленность граждан является еще одной проблемой, и призывает представителей общественности уделять больше внимания безопасности их личных данных.

Aвтор: Нино Бидзинашвили

Cтатья опубликована на грузинском языке на сайте Netgazeti.ge.