Герои на краю пропасти. Репортаж из приюта для женщин в Могилеве

07-03-2019

Наташе с 14-летним Сашей негде жить. Они нашли приют в Социальном кризисном центре для женщин в Могилеве. Наташа говорит, что здесь спасли ее семью и что она будет бороться за сына.

Мы отправились в Могилев, где в частном социально-педагогическом учреждении образования «SOS–Детские деревни Могилев» работает Социальный кризисный центр.

«Люди, которые идут в приют — герои»

Центр финансирует общественная организация «SOS–Детские деревни», которая является учредителем SOS-Детских деревень в Боровлянах, Минске, Мариной Горке и Могилеве. В каждой из этих детских деревень есть центр по поддержке женщин в сложной жизненной ситуации, включающий приют.

Ведущий специалист по профилактике социального сиротства «SOS–Детские деревни» Алеся Чернявская рассказала, что их организация с 1991 года является членом международной организации SOS-Kinderdorf International, финансирующей детские деревни в 136 странах.

В последние годы «SOS–Детские деревни» получали дополнительное финансирование от Европейского союза в рамках проектов «Безопасность. Право на жизнь без насилия. Школа родителей», а также проекта «Школа родителей» (продвижение позитивного родительства в Беларуси).

«Кризисный центр в Могилеве мы открыли благодаря дополнительному финансированию от SOS-Kinderdorf International в 2007 году, — сказала Алеся Чернявская. — В среднем более 25 женщин и детей ежегодно проходит через каждый из пяти наших приютов, то есть всего около 125 человек».

Алеся Чернявская говорит, что решение воспользоваться помощью кризисного центра тяжело дается женщинам, а организация берет на себя большую ответственность:

«Женщина, которая соглашается на переезд в приют, чаще всего находится на краю пропасти. Ей некуда идти, но на месте оставаться невозможно. Кого-то избивают дома, а кто-то находится под угрозой изъятия ребенка из семьи. Можно сказать, что люди, которые идут в приют, — герои. Они принимают сложное решение и реально меняют свою жизнь».

«Мне некуда идти»

Чаще всего подопечными приютов становятся мамы и дети из семей, где у ребенка есть большой риск потерять семейное окружение. Если в семье, например, родители пьют, оставляют малолетних детей без присмотра, без еды, то ребенка могут признать находящимся в социально опасном положении (СОП). А в случае отсутствия каких-либо изменений ситуации в семье — отобрать.

Семья Наташи — она и 14-летний сын Саша — находятся в СОП. Женщина попала в тяжелую жизненную ситуацию из-за того, что ей с ребенком негде жить. Ее часть дома, который она делит с братом-алкоголиком, пришла в негодность.

Всю прошлую зиму Наталья снимала жилье, а за это время ее брат окончательно добил дом. Он буквально разваливается, жить там невозможно. Чтобы отремонтировать дом, нужно вложить очень много денег, которых нет.

Наталья работает по ночам в клининговой компании, зарабатывает чуть больше 300 рублей. У женщины нет никакой помощи от отца ребенка, родители умерли.

Педагог социальный кризисного центра «SOS–Детская деревня Могилев» Юлия Барчан считает, что «ситуация Наташи действительно очень серьезная, ведь у нее взрослый ребенок». В 14 лет мальчику было бы очень тяжело лишиться семьи.

Саша и Никита

У двадцатилетней Саши тоже беда с жильем. Ее сыну Никите 9 месяцев. Саша говорит, что перед ней стоял выбор — или государство заберет ребенка, или она поедет в приют.

Саша — сирота, жила в приемной семье в Быховском районе Могилевской области. О том, какими были вырастившие ее люди, говорит кратко: «Сойдет».

Когда девушке исполнилось 18 лет, она поселилась, как сама говорит, у сожителя, отца ребенка: «Я вернулась из роддома к нему, но прожила с ним только три месяца, он стал поднимать на меня руку, а потом выгнал». Алименты от него Саша не получает — отцовство не устанавливала, говорит, что пока не хочет этого делать.

Таких женщин, которых либо дома били, либо оставили в ситуации, когда они не справлялись в одиночку с трудностями, в приюте теперь восемь, у каждой из них по ребенку. Самому младшему только-только исполнилось три месяца, а самому старшему, сыну Наташи, — 14 лет. У каждой своя комната, кухня и холл — общие.

Иногда, если случается экстренная ситуация, селят двух мам в одну комнату.

«Наша задача — поддержать в тяжелый момент, сделать семью самодостаточной»

В центре оказывается комплекс услуг для беременных, для женщин, оказавшихся в кризисной жизненной ситуации, женщин-жертв домашнего насилия с малолетними детьми.

Чаще всего в центре живут молодые мамы, иногда несовершеннолетние.

«Такие молодые мамы часто не имеют дохода, не эмансипированы, не могут ухаживать за ребенком так, как это необходимо, — рассказала руководитель Социального кризисного центра для женщин Елена Пушкарева. — У государства нет другого способа защитить ребенка, кроме как отобрав его у матери. Мы же можем помочь тем, что поселим маму и ребенка в наш приют, научим азам материнства, уходу за ребенком. Наша задача — поддержать в тяжелый момент, сделать семью самодостаточной, чтобы женщина могла жить без посторонней помощи».

Особенность Социального кризисного центра в том, что здесь оказывают помощь комплексно, причем профессионально.

Психологическая помощь является основой работы — здесь и индивидуальное консультирование, и занятия по развитию личности. Социальная поддержка включает в себя, помимо консультаций, сопровождение женщин для получения доступа к существующим в регионе социальным, медицинским и другим услугам.

Педагогическая помощь и поддержка — это образовательные мероприятия для мам, тренинги родительской эффективности, подготовка к сознательному материнству. Здесь работает несколько групп самопомощи для женщин.

Это страшное слово «СОП»

Многие женщины не доверяют государственным институтам и не обращаются к ним за помощью, потому что боятся оказаться в СОП, боятся, что у них заберут детей, если они обратятся в милицию.

«Очевидно, что проблема насилия в семье существует, что в результате физического, психологического насилия страдают дети. К сожалению, жертвы часто о нем не говорят, исходя из ложного стыда», — отмечает Елена Пушкарева.

Она уверена, что все зависит от самих женщин: «Если женщина действительно хочет изменить ситуацию, избавиться от насилия и сохранить детей, она будет обращаться за помощью. СОП не стоит бояться, этот статус лишь означает, что семья будет находиться под контролем и может получить помощь».

Наташа, мама 14-летнего Саши, добавляет, что «СОП не страшен, даже есть свои плюсы». Она считает, что благодаря СОП она и ребенок живут в нормальных условиях в приюте, а школа ей помогает.

Помочь удается не всем

8 Марта отпразднуют в центре не все женщины, с которыми мы познакомились.

Наташа говорит, что будет здесь однозначно — идти некуда, да и знает, что в приюте ребенок в безопасности: «Уверена, что Саша меня поздравит. На каждый Женский день, начиная с детсадовского возраста, он обязательно рисует мне открытку».

А вот Саша, мама девятимесячного Никиты, возвращается в общежитиe. Саша планировала жить в центре до лета, однако не смогла выполнять правила центра. Что будет дальше с ней и ее ребенком, теперь зависит только от нее. 

В центре исходят из того, что самое важное — сохранить семью, то есть мать для ребенка. Но если создается угроза безопасности для ребенка, то, рассказала Юлия Барчан, приют сам может инициировать процесс изъяьтия ребенка, и мама из кризисного центра уходит одна:

«Очень юные девушки часто не готовы заниматься ребенком. Они в силу возраста хотят постоянного праздника, любви, встреч. Однако у нас эти встречи могут быть только в специальном помещении, где можно встречаться и с мужчинами, и с родственниками. Однако допустить, чтобы в общую комнату, где есть дети и другие женщины, приходили и выясняли отношения мужчины, от которых женщина ушла в наш приют, мы не можем. Вот в конце февраля домой уехала Женя, которой только-только исполнилось 18. Она тоже не смогла выполнять правила».

В центре также пытались помочь 19-летней маме, у которой было трое детей. Однако она так и не смогла их сохранить, потому что была не в состоянии о них заботиться.

Юлия Барчан видит по опыту работы в центре, что в кризисной ситуации чаще всего оказываются женщины без поддержки семьи. Таким женщинам, большинство из которых не получили в детстве любви, хорошего примера семейной жизни, воспитания и образования, трудно быть мамами, тем более что многие из них оказываются одинокими родителями.

Специалисты центра отмечают, что если женщина не справляется с родительством или живет в ситуации насилия, то нет ничего зазорного в том, чтобы обратиться за помощью.

В ситуации насилия может оказаться женщина любого возраста и любого социального статуса. Насилие, говорят здесь, нельзя замалчивать, его надо остановить. А чтобы об этом подумать, Международный женский день — хороший повод.

Автор: Елена СПАСЮК

Статья опубликована на русском языке на сайте Naviny.by.